Хлеб (картина Яблонской)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к поиску
Яблонская Хлеб.jpg
Татьяна Яблонская
Хлеб. 1949
укр. Хліб
холст, масло. 201 × 370 см
Государственная Третьяковская галерея, Москва

«Хлеб» (укр. «Хліб») — одна из наиболее известных картин украинской советской художницы Татьяны Яблонской, созданная в 1949 году, за которую ей в 1950 году была присуждена Сталинская премия II степени[1]. Картина также была награждена бронзовой медалью Всемирной выставки 1958 года в Брюсселе[2], она экспонировалась на многих крупных международных выставках[3].

В работе над полотном художница использовала наброски, сделанные летом 1948 года в одном из наиболее благополучных колхозов Советской Украиныколхозе имени В. И. Ленина Чемеровецкого района Каменец-Подольской области, в котором в то время было одиннадцать Героев Социалистического Труда. Яблонская была восхищена масштабами сельскохозяйственных работ и людьми, которые там трудились[4]. Советские искусствоведы отмечали, что Яблонская изобразила на своей картине «новых людей», которые могут существовать только в социалистическом государстве. Это настоящие хозяева своей жизни, которые по-новому воспринимают свою жизнь и деятельность[5]. Произведение было задумано и создано художницей как «обобщённый образ радостной, свободной творческой работы»[6]. По мнению французского искусствоведа Марка Дюпети, эта картина стала для своего времени программным произведением и образцом украинской реалистической живописи XX столетия[7].

История создания и судьба картины

В 1947 году на IX Украинской художественной выставке были показаны картины Яблонской «Перед стартом» (которая к этому времени была удостоена почётной премии Академии художеств) и «Вечер на Днепре». Картины подверглись острой критике[8]. Художница была расстроена прозвучавшими в её адрес упрёками в импрессионизме. Она писала позже, что сначала обвинения задевали её, а затем показались справедливыми[4]. Сама Яблонская признала себя «повинной» в импрессионизме. В 1948 году, будучи в Летаве со своими студентами на летней практике (практика продолжалась целых четыре месяца[9]) и наблюдая за трудом колхозниц, она поняла, что всё прежде сделанное ею в искусстве «никуда не годится». Художница теперь хотела от искусства иного — «большей активности, более непосредственного, видимого вторжения в жизнь»[8]. Она побывала со студентами в поле во время уборки урожая, на всех трёх токах, принадлежавших колхозу, на свекловичных плантациях во время прополки, на птицеферме, свиноферме, в колхозной столовой и парикмахерской. Художница отметила для себя, что «основную тяжесть работы в колхозе приходилось тогда нести женщинам». Она была потрясена размахом сельскохозяйственных работ и лично познакомилась с рядовыми работницами и председателем колхоза — дважды Героем Социалистического Труда Д. В. Бойко. Кандидат искусствоведения Леонид Владич (укр.) в книге о творчестве художницы, изданной на украинском языке, отмечал, что всё это вызвало глубокий перелом в мировоззрении художницы и в её творческом методе[9].

От набросков к картине

Работу художницы над картиной освещают хранящиеся в отделе рукописей Третьяковской галереи три письма Т. Н. Яблонской художнику Якову Ромасу (март 1950 года), четыре письма Марине Николаевне Гриценко, оргсекретарю Союза художников СССР, (три из них датированы началом 1950 года, а одно — мартом 1955-го) и два письма Анне Сергеевне Галушкиной, возглавлявшей в Третьяковской галерее Отдел советской живописи и графики (1963 год), а также более поздние тексты художницы[10]. Леонид Владич выделял два этапа работы Татьяны Яблонской над картиной — 1) накопление этюдного материала и 2) работа над эскизами и полотном в мастерской. Тем не менее он считал, что они органично соединились в единый творческий процесс, основой которого было глубокое изучение жизни[11].

Работа над плакатом о красоте труда

Images.png Внешние изображения
Image-silk.png Иосиф Серебряный. Плакат «А ну-ка взяли!»
Image-silk.png Татьяна Яблонская. Эскиз плаката 1949 года, использованный в картине «Хлеб»

Искусствоведы Лидия Попова и Владимир Цельтнер рассказывали в своей книге, что значительное влияние на художницу во время работы над картиной оказал плакат Иосифа Серебряного «А ну-ка взяли!». Он был опубликован в государственном издательстве «Искусство» в 1943 году (техника — цветная литография, размер — 59,5 × 87,5 см[12]). Татьяна Яблонская мечтала сама создать плакат, который воспринимался бы зрителями как «ясно слышимый призыв»[8]. Работа художницы над плакатом, по утверждению этих искусствоведов, не была завершена, создан был только акварельный эскиз: на заднем плане на машины грузят намолоченный хлеб, а впереди, обернувшись лицом к зрителям, «что-то говорит колхозница», улыбаясь и засучивая рукав. В этом эскизе впервые воплотилась пластическая мысль, которая волновала Яблонскую в это время. Плакат должен был звать на колхозные поля, где разгоралась битва за хлеб. Он должен был стать утверждением красоты труда — художница стремилась не описывать молотьбу, а доказывать, что сам труд прекрасен[13]. Другую версию сообщают Марк Дюпети и Леонид Владич (последний приводит в подтверждение свидетельство самой Яблонской): Яблонская получила заказ на создание плаката о мирном труде. Художница изобразила девушку, которая закатывает рукава, чтобы взяться за работу, но издательство отклонило этот вариант. Плакат так и не был опубликован[14][15]. Яблонская называла имя девушки, которая позировала ей для плаката, — Галя Невчас. Известно, что позирование заняло три дня и продолжалось шесть сеансов[15].

Один из женских персонажей своего несостоявшегося плаката художница позаимствовала для картины «Хлеб»[13], где он стал центром полотна[16]. Примечательно, что его нет ни на одном из эскизов к картине. Первоначально колхозница, находившаяся посреди холста, держала в руках лопату, а её голова была повёрнута направо в глубь картины. Женщина словно беседовала с подругами. В окончательном варианте она воткнула лопату в зерно у своих ног и, засучивая рукав, с улыбкой повернула голову к зрителям[17]. Леонид Владич, ссылаясь на саму художницу, утверждал, что положение тела центрального персонажа картины посоветовал ей кто-то из знакомых художников, который увидел эскиз плаката. Яблонской предложение сначала показалось абсурдным из-за чрезмерной «плакатности» образа, что могло «обеднить» картину. Она утверждала, что только когда натурщица «хорошо стала, весело обратив ко мне лицо», она поняла, что это именно то, что искала[15]. Именно этот персонаж, позаимствованный с плаката, «весело и задорно» глядя на зрителя и демонстрируя «большое человеческое счастье», характерное для сельскохозяйственного труда при всей его тяжести, придаёт, по мнению Лидии Поповой и Владимира Цельтнера, картине интонацию призыва разделить это счастье. Фигура колхозницы разрушает грань между пространством воображаемым, существующем в картине, и пространством реальным, в котором находится зритель[16].

Возникновение замысла картины

Замысел картины родился у художницы, когда она наблюдала работу колхозниц на току[18]. О начале работы над замыслом своей новой картины Яблонская рассказывала:

«Летом 1948 года мне довелось работать в одном из колхозов Советской Украины — орденоносном колхозе имени Ленина Чемеровецкого района Каменец-Подольской области, который насчитывает в своём составе одиннадцать Героев Социалистического Труда; 200 членов колхоза награждено орденами и медалями. Меня поразил могучий размах работ, дружный, радостный труд людей колхозного села. Я там ясно ощутила, насколько наше искусство в долгу перед нашим великим народом и как оно ещё слабо отражает величие и благородство советского человека, размах социалистического преобразования страны»

— Лидия Попова, Владимир Цельтнер. Т. Яблонская[4]

Колхоз имени Ленина в Летаве считался богатым: там были универмаг, клуб и школа-десятилетка, существовали условия для занятия спортом, шахматами, одна электростанция уже действовала, вторую строили именно в 1948 году, когда здесь побывала художница[19]. Широко был известен любительский колхозный хор «Ланка»[20].

За четыре месяца в колхозе имени Ленина Татьяна Яблонская сделала около 300 рисунков и этюдов к будущей картине[21]. Леонид Владич отмечал, что пребывание в Летаве и сделанные там наброски «дали художнице то глубокое и всестороннее знание жизненного материала, без которого немыслимо создание правдивого, реалистичного произведения»[19]. Сама художница говорила: «Я хотела, чтобы моя картина звучала, как хорошая народная песня о труде, смотрелась бы как памятник этим людям»[22].

Работа над картиной

Images.png Внешние изображения
Image-silk.png Яблонская за работой над картиной «Хлеб». Фотография 1949 года
Images.png Внешние изображения
Image-silk.png Эскиз к картине
Image-silk.png Девушка, закатывающая рукава. Этюд к картине «Хлеб», 1949

После приезда из Летавы в Киев Татьяна Яблонская начала непосредственную работу над холстом[23]. В ходе работы художница не придерживалась сделанных в Летаве набросков. По мнению искусствоведа Ольги Полянской, хранителя Государственной Третьяковской галереи, в картине нет ни одного портрета реального колхозника. Вместо председателя колхоза Давида Бойко художница изобразила его сумку с вложенной в неё газетой[21]. В Летаве колхозницы носили традиционные для этой местности узкие юбки, персонажей картины художница одела в широкие и пышные. По мнению Дюпети, это дало ей возможность показать красоту ниспадающих складок[14].

Первые этюды и эскизы слабо напоминали будущую картину. Эскиз «У молотилки» отличает сочная фактурная живопись, элементом которой «стал незакрашенный белый грунтованный картон». Эскиз «Вечер на току» безлюден, на нём присутствуют машины, пустые вёдра и полные мешки[24]. На одном из эскизов действие переносилось вглубь изображения, и все фигуры были обращены спиной к зрителю[25].

Яблонская рассказывала, что решение проблемы композиции полотна пришло неожиданно: «Помню, в один счастливый день какого-то ясновидения я решила резко увеличить и разлить по всему холсту огромный ворох зерна. Хотелось, чтобы хлеб, ради которого и работают эти люди, звучал в картине с большой силой и радостью. Одновременно я сделала зерно гораздо светлее, чтобы оно сверкало на солнце. В этот день появилось название картины „Хлеб“. Оно очень помогло мне в работе и не давало отклониться в сторону». Благодаря этому в картине возникла смысловая, композиционная, цветовая и световая доминанта — отливающая золотом груда зерна. От эскиза к эскизу вширь и ввысь росла соломенная скирда, «закрывая небо и просторы скошенных полей»[25].

Известны эскизы к картине «Девушка, засучивающая рукав», «Девушка, завязывающая мешок», «Улыбающаяся колхозница», этюд головы наклонившейся девушки и многие другие. Яблонская написала их весной и летом 1949 года во дворе Киевского художественного института, у кучи песка, который должен был имитировать зерно, рассыпанное на току в Летаве. Лидия Попова и Владимир Цельтнер считали, что многие из эскизов «живут сами по себе, вне связи с картиной, живут, даже если не знать, что это этюды к хорошей, очень известной картине». Заканчивая работу над картиной, Яблонская написала этюды весов и лопат, торчащих из груды зерна, старую полевую сумку и совок для засыпания зерна в мешок[13]. Детали композиции она неоднократно проверяла по натуре. Совок, изображённый на первом плане, она склеила собственными руками из картона, Яблонская также сшила маленькие торбочки, раскрасив их под мешки, чтобы писать их на пленэре[23]. Художница вспоминала позднее: «Может быть, кому-нибудь покажется, что это мелочи, о которых не стоит говорить. Но я помню, что все они доставляли мне большую радость, если хоть в какой-то степени делали картину более убедительной. Вообще, в творческой работе не может быть, по-моему, мелочей, всё важно»[13]. В ходе работы она удалила с переднего плана некоторые жанровые мотивы, например, бочку с водой, оттеснила большинство колхозниц из центра на второй план. Не было в первых вариантах эскизов и мешков на переднем плане, появившихся позже и превратившихся, по мнению Ольги Полянской, в постамент для центральных фигур[21].

Картина «Хлеб» из собрания Третьяковской галереи

Техника исполнения картины — масляная живопись по холсту. Размер — 201 × 370 см[26]. Художница представила картину сначала на Х Украинской художественной, а затем на Всесоюзной выставке в Москве в ноябре 1949 года[27]. Художница писала полотно в маленькой мастерской в Художественном институте, которая находилась под чердаком. Не имея возможности отходить на значительное расстояние от мольберта, чтобы уточнять рисунок издали, она допустила погрешности в изображении перспективы. Когда картину «Хлеб» привезли на выставку в Москву, Яблонская увидела её впервые в большом выставочном зале. Именно в это время она заметила ошибки в изображении перспективы. Художница раздобыла этюдник и краски и за один день переписала те фрагменты композиции, которые её не устраивали. Картина «Хлеб» принесла Татьяне Яблонской первый серьёзный успех[14]. 31 октября, накануне выставки, газета «Культура и жизнь» опубликовала статью А. Киселёва «За социалистический реализм в живописи». В ней Яблонская упоминалась в числе тех художников, на чьих работах сказывалось вредное влияние импрессионизма. Три месяца спустя в обзоре выставок 31 января 1950 года в той же газете тот же А. Киселёв писал: «Художнице удалось изобразить пафос труда, праздник обильного урожая. Эта работа художницы Т. Яблонской является по сравнению с её ранними произведениями несомненным успехом, движением вперёд»[27].

За картину «Хлеб» художнице была присуждена в 1950 году Сталинская премия II степени в размере 50 000 рублей[1]. Картина Татьяны Яблонской была также награждена бронзовой медалью Всемирной выставки 1958 года в Брюсселе[2]. Картина была показана на выставках в Польше, Финляндии и на Биеннале в Венеции[3] в 1956 году, где пользовалась большой популярностью[28].

Видео по теме

Сюжет картины

Горизонт и небо закрыты огромной скирдой соломы, похожей на занавес. Только в правом верхнем углу художницей оставлен просвет[29]. Одна из девушек на переднем плане, склонившись, завязывает мешок, вторая — энергичным жестом руки засучивает рукав, чтобы вновь взяться за работу[30]. Голова девушки, которая склонилась над мешком, обращена вправо. Эта девушка на эскизе стояла спереди, сгребая зерно, теперь склоняясь над мешком, она подняла голову и переговаривается с теми, что стоят позади, взяв тем самым на себя роль, которую в более раннем варианте играл другой персонаж на переднем плане[15].

Вправо направлен и жест руки девушки. Это движение подчёркнуто также направлением черенка лопаты, воткнутой в зерно. Таким образом художница направляет взгляд зрителя от фигур первого плана в глубь картины, где кипит работа: идёт молотьба, и на украшенные красными полотнищами машины грузят зерно…[31] На борту одного из грузовиков на заднем плане — красное полотнище с лозунгом: «Хлеб — сила и богатство нашего государства», но он практически не читается, так как закрыт двумя фигурами колхозников. Яблонская изобразила женщин в традиционных украинских юбках вместо рабочей одежды, которую носили реальные колхозницы. На мешке с зерном на переднем плане в левом нижнем углу стоит маркировка на украинском языке «Колхоз им. Ленина с. Летава» и дата — 1949 год (а не 1948-й, когда Яблонская со студентами на самом деле работала в Летаве)[29].

На эскизе автомашины, изображённые на втором плане, двигались влево. Развернув машины вправо по линии основного движения — в направлении руки центральной фигуры, Яблонская добилась единства движения, пронизывающего всю композицию от первого и до заднего плана[11]. Единое движение, которое проходит через всю картину, не ограничено краями полотна. За его боковыми срезами зритель ощущает большую массу колхозников и колхозниц, которые также работают на току, но оказались за пределами холста. Картина при этом не выглядит как случайно выхваченный кадр. Напротив, её композиционное решение подчинено чёткому и строгому плану[31].

Искусствоведы и зрители о картине

Почтовая марка, 1967: картина «Хлеб», 1949

В. В. Курильцева и Н. В Яворская в книге об искусстве Украинской ССР писали, что Яблонская изобразила на своей картине «новых людей», «которых не может знать ни одна деревня, ни одно несоциалистическое государство. Это хозяева своей жизни, которые совсем по-новому смотрят на свою работу, на свою деятельность, труд их исполнен творческой радости»[5].

Леонид Владич отмечал большую художественную ценность портретных этюдов и пейзажных зарисовок к картине. Двумя-тремя скупыми линиями, несколькими выразительными штрихами Яблонская изображала бескрайние поля с перспективой, идущей вдаль; убедительны и передают настроение автора поле, где ещё кипит работа, земля, с которой уже собран урожай. Она словно отдыхает после тяжёлого труда[32]. Владич отмечал радостное возбуждение, которое царит на картине. Вся картина, по его словам, озарена радостью, полна яркого солнечного света. Радостное чувство передаётся зрителю и овладевает им. «Стоя перед картиной, понимаешь, что радость эта от сознания честно исполняемого долга перед Отечеством, перед народом», — пишет искусствовед. Глубокая мысль здесь органично соединена с реалистичной художественной формой. «Хлеб», по мнению Владича, — произведение, обращённое одновременно и к мыслям, и к чувствам зрителя. Сочная, пронизанная светом живопись в изображении предметов достигает убедительной материальности. Материально, а вместе с тем широко, свободно, «на одном дыхании», написана, в частности, россыпь пшеницы на переднем плане, которая чистым золотом сверкает под лучами яркого южного солнца[30]. Живописность на полотне уверенно соединена с гибким, уверенным и точным рисунком. Для фигур на переднем плане характерен монументализм. Работая над картиной, Яблонская во многом сознательно ограничила себя, отказываясь от того, что могло бы отвлечь внимание зрителя от основного содержания. Так, она отказалась от возможности ввести в картину живописный украинский пейзаж. Владич отмечал, что далеко не везде живописная форма объёмна. Яблонской ещё не удалось полностью избавиться от плоскостной, декоративной манеры письма. Особенно это чувствуется в изображении фигур и лиц колхозниц на переднем плане[31].

Константин Трутовский. Белят полотно, 1874

Б. М. Никифоров сопоставлял «Хлеб» с картиной художника украинского художника XIX века К. А. Трутовского «Белят полотно» (Национальный художественный музей Украины, Киев). Центральные фигуры обоих полотен сходны в своих позах и движениях, однако, по его мнению, для лиричной и поэтичной картины Трутовского характерен налёт этнографизма в изображении бытовой сцены. Героини его картины обособлены друг от друга. Их объединяет не столько психологическое состояние и чувства, сколько общее занятие. В картине же Татьяны Яблонской, по мнению Никифорова, нашёл выражение пафос гражданственности новой социалистической эпохи, она по-другому воспринимает значение труда в жизни человека[33].

Искусствоведы Лидия Попова и Владимир Цельтнер считали важной особенностью построения картины замкнутость пространства, приближенность фигур первого плана к нижнему краю холста. Картину заполняют человеческие фигуры. Они «разбивают, скрадывают, перекрывают силуэты машин, казавшиеся Яблонской жёсткими». При этом на втором и третьем планах продолжается действие, начавшееся на первом. Попова и Цельтнер считали полотно подобием многопланового скульптурного рельефа, отделяющегося от стены и выходящего в реальное живое пространство[25]. При этом они ссылались на слова самой художницы о центральном персонаже картины: «Мне не хотелось этот образ особенно индивидуализировать, так как я представляла её себе как обобщённый образ современной украинской колхозницы», а также на цветовое и композиционное решение картины. Искусствоведы делали вывод, что Яблонская уходит в картине от конкретного материала и строит «действительно обобщённый образ». С их точки зрения, центральный персонаж картины стал «живым воплощением её идеала»[34]. Попова и Цельтнер считали картину одновременно эпической и лиричной, называли картиной-романом и картиной-поэмой, утверждали, что она приобрела значение символа и эмблемы[3].

Картина «Хлеб» в преподавании в средней школе и воспитательной работе

Авторы учебного пособия «Литературное чтение. 2 класс. Часть II» предлагают школьникам сопоставить картину Татьяны Яблонской с изучаемыми в курсе литературными произведениями[35]. Картина приведена в качестве иллюстрации в учебнике обществознания под редакцией Л. Н. Боголюбова для 5-го класса в главе «Труд»[36], а также в учебнике «История России. ХХ – начало XXI века. 9 класс»[37].

Писатель, литературовед и историк культуры В. И. Порудоминский посвятил целую главу картине «Хлеб» в своей книге о творчестве Татьяны Яблонской, которая вышла в 1987 году в издательстве «Малыш» и была предназначена для детской аудитории. Он делает акцент на «доброй дружбе» с художницы с колхозницами: «Вместе работали, растили детей. Делили поровну беду и радость. Говорили откровенно обо всём, что лежало на сердце. Яблонская научилась видеть мир вокруг — землю, небо, воду, лица людей, кусок хлеба на столе — глазами этих женщин». Поэтому художница для крестьян была «не чужой человек, не городской гость, который смотрит на всё со стороны» (даже в паспорте у художницы значилась запись «Колхозница»)[38].

Порудоминский отмечает, что на картине перед зрителем предстают очень разные люди, непохожие друг на друга, но их объединяет общий дружный труд. Искусствовед подчёркивает особенности представленной на полотне трудовой деятельности. Он цитирует слова художницы: «Трудились колхозницы день и ночь. Всегда чистые, аккуратные, в белоснежных, выглаженных платках — „хустках“, они молотили, веяли, лопатили зерно. И всё это было весело, со звонкими шутками, сверкая улыбками. Я просто была влюблена в них и эту любовь стремилась передать в картине»[39]. При этом автор отмечает, что на самом деле на персонажах не рабочая, а праздничная одежда, которую крестьяне и носят-то редко, а на работу тем более в ней не ходят. Причину он видит в том, что Яблонская писала именно «праздник». Даже зерно на своей картине Яблонская изобразила светлее, чем оно на самом деле[40].

Картина в филателии

В 1967 году вышла почтовая марка «Хлеб» Татьяны Яблонской (№ 3588, цена — 6 копеек) в серии «Государственная Третьяковская галерея», созданной на основе фотографий П. Смолякова и А. Шагина. Техника — многоцветная автотипия на мелованной бумаге[41].

Примечания

  1. 1 2 В Совете Министров Союза ССР: «О присуждении Сталинских премий за выдающиеся работы в области искусства и литературы за 1949 год» // Правда : Газета. — 1950. — 8 марта.
  2. 1 2 Сысоев П. М., Рождественский К. И., Лебедев А. К. 225 лет Академии художеств СССР. Каталог выставки: живопись, скульптура, архитектура, графика, театрально-декорационное искусство, декоративно-прикладное искусство, документы, издания. — М, 1985. — Т. 2. — С. 568.
  3. 1 2 3 Попова, Цельтнер, 1980, с. 373.
  4. 1 2 3 Попова, Цельтнер, 1968, с. 50.
  5. 1 2 Курильцева, Яворская, 1956, с. 210.
  6. Владич, 1958, с. 30.
  7. Дюпети, 2003, с. 5, 13.
  8. 1 2 3 Попова, Цельтнер, 1968, с. 51.
  9. 1 2 Владич, 1958, с. 21.
  10. Полянская, 2014, с. 71.
  11. 1 2 Владич, 1958, с. 29.
  12. Серебряный И. А. А ну-ка, взяли!. Президентская библиотека имени Б. Н. Ельцина. Проверено 11 сентября 2018.
  13. 1 2 3 4 Попова, Цельтнер, 1968, с. 57.
  14. 1 2 3 Дюпети, 2003, с. 13.
  15. 1 2 3 4 Владич, 1958, с. 28.
  16. 1 2 Попова, Цельтнер, 1968, с. 58.
  17. Порудоминский, 1987, с. 22.
  18. Никифоров, 1971, с. 65.
  19. 1 2 Владич, 1958, с. 22.
  20. Честь и слава по труду. — М: Политиздат, 1986. — С. 17. — 80 000 экз.
  21. 1 2 3 Полянская, 2014, с. 74.
  22. Никифоров, 1961, с. 63.
  23. 1 2 Дюпети, 2003, с. 5.
  24. Попова, Цельтнер, 1968, с. 55.
  25. 1 2 3 Попова, Цельтнер, 1968, с. 56.
  26. Малахов, 1980, с. 236.
  27. 1 2 Полянская, 2014.
  28. Малахов, 1980, с. 68.
  29. 1 2 Полянская, 2014, с. 75.
  30. 1 2 Владич, 1958, с. 24.
  31. 1 2 3 Владич, 1958, с. 25.
  32. Владич, 1958, с. 23.
  33. Никифоров, 1961, с. 65.
  34. Попова, Цельтнер, 1968, с. 59.
  35. Виноградова, Наталья, Хомякова, Ирина, Петрова, Вера, Сафонова, Ирина. Литературное чтение. 2 класс. Часть II. — М: ВЕНТАНА-ГРАФ, 2016. — С. 38. — 176 с. — ISBN 9-785-0407-7237-7.
  36. Труд — основа жизни. Обществознание. 5 класс: учебник для общеобразовательных учреждений под ред. Л. Н. Боголюбова, Л. Ф. Ивановой. — М: Просвещение, 2015. — С. 75. — 127 с. — ISBN 9-785-0903-5864-4.
  37. Степанищев, Александр, Ненароков, Альберт, Журавлев, Валерий, Волобуев, Олег. История России. ХХ – начало XXI века. 9 класс. — М: Дрофа, 2018. — С. Цветная вкладка без нумерации. — 336 с. — ISBN 9-785-0407-7488-3.
  38. Порудоминский, 1987, с. 13—14.
  39. Порудоминский, 1987, с. 19.
  40. Порудоминский, 1987, с. 21—22.
  41. Петрищев А. С. Почтовые марки СССР 1967 года. Каталог почтовых марок России и СССР. Разновидности клише, дефекты печати. Типографские ошибки и опечатки. Фальсификаты и подделки. Проверено 5 сентября 2018.

Литература

  • Атаян, Гаяне. Старшая дочь Народного художника Украины Татьяны Яблонской Елена: «Мама увлекалась йогой и могла голодать до 40 дней» (укр.) // Журнал Верховної Ради України «Віче» : Журнал. — 2010. — Березень (№ 5).
  • Владич Л. В. Т. Н. Яблоньска. — Киев: Государственное издательство изобразительного искусства и музыкальной литературы, 1958. — 99 с. — (Библиотека украинского искусства). — 3500 экз.
  • Гончарук, Оксана. Татьяна Яблонская: гений соцреализма, переживший систему // Комсомольская правда : Газета. — 2017. — 24 февраля.
  • Дюпети, Марк. Хлеб — 1949 // Татьяна Яблонская. — Киев: Иглмосс Юкрейн, 2003. — С. 12—13. — 32 с. — (Великие художники. Их жизнь, вдохновение и творчество).
  • Курильцева, Валентина Васильевна, Яворская, Нина Викторовна. Искусство Советской Украины. — М: Искусство, 1956. — 5000 экз.
  • Лисниченко, Ирина. «Шкода, що мама не дожила до щасливого часу, коли побачила світ ця книга «Тетяна Яблоньска» // Факты и комментарии : Газета. — 2007. — 23 февраля.
  • Малахов Н. Я. Отечественное искусство на выставках за рубежом. — М: Изобразительное искусство, 1980. — 240 с. — 20 000 экз.
  • Никифоров Б. М. Путь к картине. — М: Искусство, 1971. — 10 000 экз.
  • Никифоров Б. М. Советская жанровая живопись. — Л: Издательство Академии художеств СССР, 1961. — 10 000 экз.
  • Полянская, Ольга. Год 1949. Горячее сердце Татьяны Яблонской // Третьяковская галерея : Журнал. — 2014. — № 4 (45). — С. 70—79.
  • Попова Л. И.; Цельтнер В. П. Яблонская Татьяна Ниловна // Очерки о художниках Советской Украины. — М: Советский художник, 1980. — 19 000 экз.
  • Попова Л. И., Цельтнер В. П. К «Хлебу» // Т. Н. Яблонская. — М: Советский художник, 1968. — С. 49—70. — 172 с. — 5000 экз.
  • Порудоминский В. И. Хлеб // Солнечная высота. — М: Малыш, 1987. — С. 13—22. — 99 с. — 15 000 экз.