Некрополь Красного террора в Петропавловской крепости

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к поиску
Массовое захоронение
Некрополь Красного террора в Петропавловской крепости
Бастион Головкин.jpg
Вид на Головкин бастион с севера
Страна  Россия
Местоположение между Кронверкским протоком и стенами Кронверкской куртины с Головкиным бастионом Петропавловской крепости
Ближайшая станция метро Spb metro line2.svg Горьковская
Основные даты
Начало расстрелов — 1917
Конец расстрелов — 1921
Обнаружение захоронения — 2007

Некрополь Красного террора в Петропавловской крепости — обнаруженное в 2007 году место массовых расстрелов и захоронений времён Красного террора в 1917—1921 годах[1]. Оно находится между Кронверкским протоком и стенами Никольской, Кронверкской куртин, Головкина бастиона Петропавловской крепости[2][3]. Здесь было убито не менее 160 человек, в том числе, вероятно, четыре великих князя[4][5].

История убийств

Существовавшая в Петропавловской крепости с царских времён тюрьма Трубецкого бастиона после Октябрьской революции перешла под контроль коммунистов. Уже в ночь с 25 на 26 октября в неё были заключены министры Временного правительства, арестованные в Зимнем дворце в ходе переворота[6].

В декабре 1917 года тюрьма Трубецкого бастиона была передана в систему тюрем ВЧК. Здесь содержались сотни заключённых: участники поднятого Комитетом спасения Родины и революции юнкерского восстания, члены «Союза защиты Учредительного собрания», объявленные в конце 1917 года «врагами народа» лидеры кадетской партии. Официально по приказу Наркомюста от 7 марта 1918 года тюрьма была закрыта, все заключённые были переведены в «Кресты» и в Дом предварительного заключения. Однако уже с мая 1918 года здесь снова содержались заключённые — подозреваемые в противодействии новой власти, а также заложники периода Красного террора, участники Кронштадтского восстания 1921 года и многие другие[6][2][5].

В конце лета — начале осени 1918 года Петроградская ЧК арестовала 6229 человек. 30 августа произошли убийство главы городского ЧК М. С. Урицкого в Петрограде и покушение на В. И. Ленина в Москве. В ответ коммунистические власти тут же казнили 512 заложников. После этого 5 сентября Совет народных комиссаров РСФСР издал официальное постановление «О красном терроре», а 6 сентября в прессе были опубликованы списки заключённых на расстрел в случае новых покушений[7][6].

Из мемуарных свидетельств современников известно, что крепость была местом казней и захоронения казнённых. Об этом писали узники тюрьмы А. И. Калпашников и А. Д. Зиновьев, член тройки по проведению Красного террора в Петрограде И. М. Ляпин. В дневнике З. Н. Гиппиус и воспоминаниях Д. С. Лихачёва зафиксировано, что начиная с сентября 1918 года со стороны Петропавловской крепости были слышны выстрелы[6][2]. По свидетельствам рабочих типографии расстрелы производились у стен Никольской куртины и Головкина бастиона[5]. Многочисленные источники также свидетельствуют, что в Петропавловской крепости в январе 1918 года были расстреляны четыре великих князя. Официально в прессе эти казни были обоснованы как ответ на убийство Розы Люксембург и Карла Либкнехта в Германии (хотя это произошло после расправы над князьями). Согласно мемуарам княгине О. В. Палей расстрел был проведён на территории Монетного двора у крепостной стены[6][2][5]. По воспоминаниям одного из работников крепости, после восстания юнкеров их этапировали в тюрьму Трубецкого бастиона, по пути некоторые попытались сбежать, и юношей начали расстреливать, в том числе в сараях с северной части острова, где они пытались спрятаться[4].

Расстрелы и последующие захоронения происходили на территория у Головкина бастиона. В начале века она действительно относилась к Монетному двору — там находились дровяные сараи и складские здания. Благодаря наличию этих построек, а также тому, что берег Кронверка был засажен деревьями, данное место было скрыто от посторонней публики, что очень подходило для осуществления убийств. Точно не известно, все ли расстрелянные были узниками тюрьмы Трубецкого бастиона[8][4][5]. По свидетельству палача И. М. Ляпина, некоторых специально привозили в Петропавловскую крепость на казнь[5][9].

В 1924 году тюрьма Трубецкого бастиона была окончательно закрыта и превращена в музей. Первоначально это был филиал Музея революции, с 1954 года — Государственного музея истории города[2]. Место же расстрелов у Головкина бастиона некоторое время продолжало находиться в ведении военного городка НКВД-ОГПУ, потом оно передавалось другим учреждениям. Все это время там производились различные земельно-строительные работы, в ходе которых была затронута часть захоронений[4][6][5].

Видео по теме

Обнаружение и исследование захоронения

Petropavlovskaia Krepost aerial.jpg
Территория некрополя до строительных работ
RUS-2016-Aerial-SPB-Peter and Paul Cathedral.jpg
После строительных работ: сооружены
вертолётная площадка, автодорога и автостоянка

Как минимум с конца 1980-х годов на территории Петропавловской крепости находили человеческие останки, а также стреляные гильзы и пули. Так, в 1989 году при строительных работах у западного фаса Головкина бастиона на глубине около метра были найдены четыре скелета. Останки были извлечены и помещены на хранение в фонды Музея истории Санкт-Петербурга. При этом судебно-медицинская экспертиза не проводилась и не было никакой огласки данной информации[6][2][5].

В марте 2007 года в ходе земельных работ между Кронверкской протокой и Головкиным бастионом на глубине около двух метров было обнаружено захоронение двух или трех человек. Строительные работы были приостановлены, а о найденных останках сообщили Петроградскому РУВД. Силами поискового отряда «Ингрия» исторического факультета СПбГУ было проведено исследование места захоронения, в ходе которого были обнаружены фрагменты военного обмундирования образца 1907—1916 годов (шинель, офицерский китель и другое) и стреляные винтовочные гильзы. Вместе с находками 1989 года они были направлены на экспертизу в медико-криминалистическое отделение Бюро судебно-медицинской экспертизы. Согласно заключению судмедэкспертов (№ 154 от 26.03.2007), останки принадлежат мужчинам 20-60 лет с огнестрельными ранениями головы и грудной клетки, срок пребывания останков в земле составил более 50 лет, а «расположение найденных останков позволяет с большой долей вероятности утверждать, что погребенные являются частью более многочисленного захоронения». Историки предположили, что в яме были захоронены останки юнкеров или офицеров, расстрелянных в конце 1917 — начале 1918 годов[6][2]. Несмотря на это, руководство Музея и города замалчивали данный вопрос[5].

Вопреки протестам членов Совета по охране культурного наследия при Правительстве Санкт-Петербурга и представителей общественности, в 2009 году строительные работы на территории предполагаемого некрополя были продолжены — у Кронверкской куртины создана автостоянка, а вдоль Головкина бастиона начали прокладывать автодорогу. В ходе этих работ 20 декабря 2009 года в 18 метрах от западного фаса Головкина бастиона на глубине около одного метра были обнаружены человеческие кости. Эта находка вызвала большой общественный резонанс. Для её изучения была создана межведомственная рабочая группа, в состав которой вошли представители Государственного музея истории Санкт-Петербурга, Эрмитажа, Института истории материальной культуры РАН и Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. Земляные работы сначала были остановлены, однако вскоре продолжились, несмотря на противоречие закону[9]. Тем не менее команда под руководством научного сотрудника Института истории материальной культуры В. И. Кильдюшевского провела исследование захоронения. В нём были обнаружены останки 16 человек с явными следами насильственной смерти, в частности, в черепах в затылочной части находились пулевые отверстия, также было найдено большое количество разнообразных предметов, прежде всего фрагменты одежды (гражданской и военной), пули и стрелянные гильзы. Среди убитых была одна женщина и один человек с ампутированной при жизни ногой. Человеческие останки были переданы в Бюро судебно-медицинской экспертизы Ленинградской области, где группа экспертов под руководством профессора В. Л. Попова провела их исследование. Параллельно с поисковыми велись и исследовательские работы, целью которых являлось установление личностей погибших. Был проведен ряд антропологических, судебно-медицинских и генетических экспертиз, велись архивные поиски. Совместными усилиями судмедэспертов и историков удалось установить, что это останки людей, убитых 13 декабря 1918 года по постановлению ЧК по борьбе с контрреволюцией при Союзе коммун Северной области в связи с так называемым «делом доктора Ковалевского»: в газете «Петроградская правда» был обнаружен список из 16 расстрелянных, среди которых была одна женщина и мужчина-инвалид. Позднее генетическая экспертиза с участием потомков подтвердила идентификацию безногого человека — генерала-майора флота А. Н. Рыкова[6][2][8][4]. Таким образом, женские останки с высокой вероятностью принадлежат В. В. Шульгиной, жене генерала-майора Б. В. Шульгина[5].

Исследовательские работы 2013 года

В июне-июле 2010 года археологические поисковые работы были продолжены на площади свыше 1200 м² у стены западного фаса Головкина бастиона. В результате экспедиция В. И. Кильдюшевского обнаружила еще шесть захоронений общей численностью свыше 90 человек, среди которых было 5 женщин. Все проведенные в 2009—2011 годах работы осуществлялись за счет средств музея, частично на безвозмездной основе. Однако в связи с отсутствием финансирования поисковые работы вскоре были прерваны[6][2].

Возобновились археологические исследования захоронения лишь в октябре 2013 года, когда средства на их проведение были выделены из бюджета Санкт-Петербурга (после многочисленных обращений общественников). На этот раз была исследована территория площадью 900 м² к северу от дороги, проложенной в 2009 году к автостоянке у Кронверкской куртины Петропавловской крепости. Археологи обнаружили здесь четыре захоронения с останками около 50 казнённых[6][2]. Таким образом, всего в одиннадцати найденных захоронениях было найдены останки, принадлежащие по разным оценкам от 160 до 200 человек[5].

Обнаруженные захоронения можно разделить на две группы: собственно расстрельные ямы и места перезахоронения костей, которые производились гораздо после расстрелов, — как правило, это небольшие могилы, в которых полностью отсутствуют личные вещи погребённых из драгоценных металлов, которые, вероятно, были изъяты при обнаружении останков. Последних большинство. Их, по предположению экспертов, можно отнести к 1920-м, 1930-м и 1940-м годам, когда в ходе земельно-строительных работ рабочие обнаруживали человеческие останки[5].

Музей неоднократно обращался в прокуратуру с запросом о возбуждении уголовного дела, но Следственным комитетом РФ по Санкт-Петербургу в возбуждении дела отказано, поскольку нет процессуальных оснований «в связи с истечением срока давности». При этом идентификация останков за государственный счёт может быть проведена лишь в том случае, если возбуждено уголовное дело. Поскольку вопрос об уголовном деле не решён, хранение останков и других находок, обнаруженных в результате вскрытия захоронений, временно осуществляет Музей истории Санкт-Петербурга, хотя условий для надлежащего хранения в музее не имеется[6][2].

В 2014 и 2015 годах музей и городские власти намеревались продолжить раскопки на площади 3000 м². Однако эти планы так и остались нереализованными[10]. В итоге руководство музея и города заявило об окончании археологических работ. Однако независимые историки указывают на то, что не найдены многие фрагменты скелетов, а многие территории (в том числе на месте новой дороги) не были ещё исследованы[5].

В 2014 году исследователь А. Я. Разумов опубликовал предварительный список из 502 человек, предположительно расстрелянных в Петропавловской крепости[11]. В 2017 году антрополог Д. В. Пежемский, занимавшийся исследованием останков, выдвинул гипотезу об идентификации останков последнего военного министра Российской империи генерала М. А. Беляева[12].

Мемориализация

Акция памяти у импровизированного памятника. День памяти жертв Красного террора. 5 сентября 2018 года
Александр Даниэль выступает у импровизированного памятника. День памяти жертв Красного террора. 5 сентября 2015 года

В 2004 году в Великокняжеской усыпальнице по инициативе настоятеля Петропавловского собора А. Н. Фёдорова была установлена мемориальная доска, посвященная памяти расстрелянных четырёх великих князей. Это единственный памятный знак, отмечающий убийства в Петропавловской крепости[5].

5 марта 2008 года писатель и почётный гражданин Санкт-Петербурга Д. А. Гранин направил письмо губернатору В. И. Матвиенко с предложением установить на месте обнаружения человеческих останков у Головкина бастиона памятный знак. Однако в ответ вице-губернатор С. Б. Тарасов заявил, что факты расстрелов в Петропавловской крепости не имеют документального подтверждения, а также сослался на то, что изменения объекта культурного наследия России, которым является крепость, якобы противоречат закону. Ряд активистов указали на то, что оба этих утверждения не являются верными[6].

В 2012 году историк А. Д. Марголис высказался за установку памятного знака на месте некрополя, а также перезахоронение здесь всех ранее найденных и извлечённых останков[3]. Он также предложил создать в Музее Петропавловской крепости экспозицию, посвященную Красному террору.

В 2018 году вопрос установки памятника был вновь неоднократно поднят городским омбудсменом А. В. Шишловым в рамках реализации Концепции государственной политики по увековечению памяти жертв политических репрессий. Также было озвучено предложение о перезахоронении останков на кладбище Памяти жертв 9-го января, где в советское время тайно хоронили репрессированных[13][14]. А. Д. Марголис эту идею не поддержал. В итоге комитет по культуре Санкт-Петербурга постановил создать памятный знак на месте расстрелов[5].

Тем не менее каждый сентябрь в День памяти жертв Красного террора на месте некрополя общество «Мемориал» проводит траурные акции. В 2015 году во время её проведения была установлена временная инсталляция-памятник в виде свернутой железной решётке и колышков с табличками с количеством убитых на местах расстрельных ям. В 2018 году в 100-летнюю дату начала Красного террора руководство Музея истории города впервые совершило возложение цветов к бастиону. А позже «Мемориал» совместно с Интерьерным театром установили вдоль стены ряд из 120 силуэтов человеческих фигур, символизирующих убитых здесь людей, на шее каждого из которых зажгли фонарик со свечой[15][16][3][5].

Примечания

  1. Мария Бортновская. На территории Петропавловской крепости ищут останки жертв Красного террора // Российская газета. — 2010. — 9 июня.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Виртуальный музей Гулага.
  3. 1 2 3 «Мемориал» напомнил о жертвах «красного террора» // Когита!ру. — 2012. — 5 сентября.
  4. 1 2 3 4 5 Виталий Дымарский, Марина Карпенко. Расстрел в Петропавловке. Передача «Дилетанты» // Эхо Москвы : радио. — 2017. — 25 мая.
  5. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 Открытый город.
  6. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 Марголис, 2014.
  7. Владимир Бондарев. Первый остров архипелага ГУЛАГ // Международное французское радио. — 2015. — 6 сентября.
  8. 1 2 Карпенко, 2017.
  9. 1 2 Лиханова Т. Костная мука. В Петербурге на месте массовых расстрелов у стен Петропавловской крепости начато строительство автопарковки // Новая газета : газета. — 2010. — 18 января (№ 04).
  10. О несостоявшихся планах // Когита!ру. — 2018. — 21 января.
  11. Предварительный список расстрелянных от А.Я. Разумова // Когита!ру. — 2018. — 21 января.
  12. Гипотеза об останках генерала-министра Михаила Беляева // Когита!ру. — 2018. — 21 января.
  13. Сергей Глезеров. Пули с «серпантинки». В Петербурге обсудили вопросы памяти жертв политических репрессий // Санкт-Петербургские ведомости : газета. — 2018. — 22 ноября (№ 196 (6305)).
  14. Увековечение памяти жертв политических репрессий: в Петербурге 5 сентября отметят 100-летнюю годовщину начала красного террора // Официальный сайт Уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге. — 2018. — 23 августа.
  15. «Здесь первый остров архипелага ГУЛАГ» // Радио Свобода. — 2018. — 6 сентября.
  16. Некрополь террора // Радио Свобода. — 2015. — 6 сентября.

Литература

  • Иофе, В. В. Первая кровь (Петроград, 1918-1921) // Новые этюды об оптимизме: Сборник статей и выступлений / Вступит. статья от ред-ции; сост. И. А. Резников. — СПб.: НИЦ «Мемориал», 1998. — С. 27—28, 38—39, 123, 128-129. — 234 с. — 300 экз. — ISBN 5-874-27015-9.
  • Карпенко И. А. Расстрел в Петропавловке // Дилетант : журнал. — 2017. — Июнь (№ 018). — ISSN 2226-6887.
  • Кильдюшевский В. И., Петрова Н. Е. Находки захоронений жертв красного террора в Петропавловской крепости // Красный террор в Петрограде (рус.). — М.: Айрис-Пресс, 2011. — С. 477. — 512 с.
  • Марголис А. Д. Некрополь красного террора в Петропавловской крепости // Петербург. История и современность. Избранные очерки (рус.). — СПб.: Центрполиграф, 2014. — 320 с. — (Всё о Санкт-Петербурге). — 2500 экз. — ISBN 978-5-227-05328-2.

Ссылки