Воронин, Никита Исаевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к поиску
Никита Исаевич Воронин
VoroninNikita.jpg
Дата рождения 1840(1840)
Место рождения Балашов, Саратовская губерния
Дата смерти 20 мая 1905(1905-05-20)
Место смерти Ростов-на-Дону
Страна
Супруга Екатерина Кузьминична[1]

Ники́та Иса́евич Воро́нин (1840—1905) — основатель и первый пресвитер баптистской общины Тифлиса. В официальной историографии евангельских христиан-баптистов признан «первым русским баптистом».

Молоканский проповедник Никита Воронин в результате духовных поисков пришёл к баптистскому пониманию Священного Писания и принял водное крещение от немецкого колониста баптиста Мартина Кальвейта.

Современные евангельские христиане-баптисты считают ночь крещения Воронина (20 августа 1867 года) датой основания русско-украинского баптизма, а Тифлисскую общину баптистов — первой баптистской общиной из коренного населения Российской империи[2].

Биография

Никита Воронин родился в 1840 году в Балашове Саратовской губернии, в молоканской семье. Его родители, занимавшиеся торговлей, вскоре после рождения Никиты переехали в Тифлис[3][4].

Никита Воронин был состоятельным купцом, зарабатывавшем торговлей чаем[5]. Ко времени своего крещения Воронин стал чтецом и толкователем Священного Писания в молоканском собрании[6]. Миссионер Яков Деляков вспоминал, что Воронин «был яркий молодой человек, одарённый в речах и очень уважаемый в собрании молокан. Они ожидали, что он будет помощником их пастору и позже станет их главным пастором»[6].

Согласно описанию православного священника Николая Каллистова, Воронин, уже будучи баптистом, отлично знал Библию, был начитанным в области богословия и обладал свободным даром речи[7]. Каллистов отмечал, ссылаясь на одного из лидеров баптистской общины Тифлиса, что Воронин перечитал всю богословскую литературу на русском языке, какую сумел найти[7]. «Воронин может на какую угодно догматическую или нравственную истину не только сейчас же наизусть прочесть соответствующий текст, но и указать с математической точностью главу книги и даже стих, — позволительно думать, что в этом отзыве есть значительная доля правды», — писал Каллистов[7].

Крещение Воронина

Мартин Карлович Кальвейт (1833—1918)
Район водяных мельниц в Тифлисе считается местом крещения Воронина[1]
Images.png Внешние изображения
Яков Делякович Деляков
Image-silk.png (настоящее имя Каша Ягуб)

Согласно традиционному учению молокан, новозаветную заповедь о крещении нужно понимать духовно, а значит креститься не следует в буквальном смысле[1]. Более того, крещение у них ассоциировалось с переходом в православие (язычество в их понимании) и духовной смертью[1]. По воспоминаниям Воронина, к мысли о необходимости совершить водное крещение он пришёл в результате общения в 1863 году с проповедниками водных молокан:[a] Яковом Танасовым и Никитой Северовым, а также собственных духовных поисков[8][7]. На его взгляды повлияло также общение с книгоношей Британского и зарубежного библейского общества (англ.) шотландцем Джоном Мельвилем и пресвитерианским миссионером, ассирийцем по происхождению, Яковом Деляковым[b], с которыми он познакомился в 1864 и в 1865 году[10]. Воронин вспоминал, что от Мельвиля и Делякова он «подобно Аполоса от Акилы и Прискилы точней узнал путь Господень»[8].

Воронин обратился с просьбой о крещении к Делякову. Деляков, как пресвитерианский миссионер, иногда совершал крещения, однако в случае с Ворониным воздержался, «чтобы не впасть в пренебрежение молокан», как он писал позднее[9]. Деляков познакомил Воронина с проживающим в Тифлисе немецким баптистом Мартином Кальвейтом, переехавшим сюда из Литвы в 1863 году. По воспоминаниям Кальвейта, ко времени крещения Воронина в немецкой колонии Тифлиса существовала община баптистов из 15 человек[11]. Все они были немцы, контактов с русскими не искали, жили тихо и спокойно, а русскоязычное население о них не знало до тех пор, пока Деляков не привел к ним «тщательно ищущего в Писании и желавшего креститься» Никиту Воронина[11]. Кальвейт и члены его семьи через Делякова, выступившего переводчиком, провели с Ворониным собеседование и убедились, что его вероисповедание соответствует баптистскому. Ночью[c] 20 августа 1867 года (то есть через несколько часов после знакомства) Кальвейт крестил[d] Никиту Воронина в реке Куре в Тифлисе[13][e].

Тифлисская община

Стоят слева направо: В. Г. Павлов; В. В. Иванов. Сидят слева направо: В. Н. Тресковский; С. Г. Родионов; М. К. Кальвейт. Кроме Иванова все остальные — члены Тифлисской общины. Снимок сделан в 1874 или 1875 году

Опасаясь негативного отношения, Воронин некоторое время скрывал факт своего крещения от молокан, особенно от своей жены — женщины религиозной и ревностной[1]. Он тайно посещал семью Кальвейта, состоящую из пяти или шести человек[1]. Со временем тайна была открыта, и довольно скоро жена приняла веру мужа[15]. Молоканские старцы, переживая переход проповедника в другую веру, приходили к Воронину увещевать и «наставлять на путь истинный». Собрания и собеседования с молоканами на богословские темы происходили ежедневно, иногда с утра до ночи, щедрый Воронин угощал гостей чаем и даже обедами[16]. Постепенно вокруг него собралась группа молокан, согласных с баптистскими взглядами. Так возникла Тифлисская баптистская община, начались первые крещения бывших молокан[16].

Через четыре года община насчитывала двенадцать человек, примерно в это же время к ней присоединился Кальвейт со своей группой[16]. В числе присоединившихся к общине через крещение молокан был и Василий Павлов[f] (в будущем пресвитер Тифлисской общины и председатель Союза русских баптистов)[18] и Василий Иванов (в будущем пресвитер Бакинской общины баптистов и редактор журнала «Баптист»)[18]. В первые годы тифлисская церковь руководствовалась составленным Ворониным «Уставом богослужения и догматами веры»[19]. В 1882 году Воронин при участии редактора тифлисской газеты и члена общины Василия Тресковского, а также Мартина Кальвейта и Василия Павлова издал сборник гимнов «Голос веры»[20][g].

К концу 1870-х дочерние церкви Тифлисской общины существовали в селе Воронцовка Борчалинского уезда и городе Гори Тифлисской губернии, селах Чухур-Юрт Шемахинского уезда и Андреевка Ленкоранского уезда Бакинской губернии, селах Ново-Ивановка, Ново-Саратовка и Ново-Михайловка Елизаветопольского уезда и селе Михайловка Казахского уезда Елизаветопольской губернии[22]. В 1870—1880-х годах появились группы баптистов в Терской области — во Владикавказе, Моздоке, Георгиевске, Грозном, в станицах Павлодольская, Закан-Юртовская, Троицкая, Новотерская, Алекуйские хутора[22].

В декабре 1879 года Воронин был отлучён общиной за приобретение пая в банке, предоставлявшем ссуды под проценты[23][24][25]. Отлучение Воронина не было признано всеми (например, его не признал Василий Иванов[26]), в результате более двух лет в Тифлисе существовали две баптистские общины, одну из которых возглавлял Василий Павлов, а вторую — Никита Воронин[23]. В июле 1882 года состоялось полное примирение сторон, отлучение было отменено, общины воссоединились[17][27].

Преследования и смерть

Воронин дважды подвергался судебным преследованиям за свои религиозные взгляды: в 1887 и в 1894 годах.

В 1887 году — после того, как грузинский экзарх РПЦ Павел обвинил тифлисских баптистов в миссионерстве среди православных и предложил выслать Воронина («как самого вредного») и Павлова. Вместе с армяно-лютеранским проповедником Авраамом Амирханянцем Воронина и Павлова арестовали. После заключения в тюрьме Метехский замок их вместе с семьями сослали на 4 года в Оренбург под надзор полиции[28]. Жили в селе Покровка в 10 км от Оренбурга: Павлов занимался земледелием, Воронин имел небольшую мельницу[h], Амирханянц работал над переводом Библии на турецко-азербайджанское наречие[29].

В 1894 году штунда (к которой причисляли и российских баптистов) была объявлена «одной из наиболее опасных в церковном и государственном отношениях» «сект» Российской империи, в результате чего Воронин вновь был сослан под присмотр полиции в Вологодскую губернию на 5 лет[30][28].

Никита Исаевич Воронин скоропостижно скончался 20 мая 1905 года, когда он участвовал в работе Всероссийского съезда баптистов и евангельских христиан в Ростове-на-Дону[3][31].

Видео по теме

Значение крещения Воронина

Советско-российский религиовед Лев Митрохин назвал Воронина «пионером русского баптизма»[17]. В официальной историографии современных евангельских христиан-баптистов (в частности, в издании ВСЕХБ о своей истории — книге «История евангельских христиан-баптистов в СССР») Воронин признан «первым русским баптистом»[4], а ночь его крещения утверждена, как дата основания русско-украинского баптизма[32]. Это утверждение основывается на более ранних публикациях в баптистской печати и на том факте, что в 1967 году ВСЕХБ широко отмечал 100-летний юбилей братства евангельских христиан-баптистов в СССР[33]. Последующие юбилеи баптистского движения в России также отмечаются в эту дату.

Альтернативные версии о «первом русском баптисте»

Коллежский асессор, помощник делопроизводителя Главноначальствующего гражданской частью на Кавказе В. А. Валькевич написал большую работу антисектантской направленности «Записка о пропаганде протестантских сект в России и в особенности на Кавказе» (1900), содержащую уникальный материал по истории русского баптизма, в том числе протоколы следственных действий и частную переписку, изъятую у верующих при обысках. В числе прочего, Валькевич сообщал, ссылаясь на книгу священника Рождественского «Южнорусский штундизм»[34][i], что первым русским баптистом следует считать Матвея Сабуленко, крещённого Иоганном Вилером в 1863 году[35][11]. О крещении Сабуленко в октябре 1863 года писал также Михаил Клименко, кроме того, он упоминал о крещении пяти русских на Молочной и в Хортице в 1862—1864 годах[11][36].

Также Валькевич, ссылаясь на помещённый в нелегальном протестантском журнале «Беседа» отчёт баптистского миссионера Ф. П. Балихина, утверждал, что последний, вероятно, был крещён около 1866 года[35][11]. Что касается Воронина, то Валькевич считал его первым русским баптистом в Закавказье[35][37].

Комментарии

  1. Водные молокане - это молокане, приемлющие водное крещение. Однако в отличие от баптистов, считающих, что крещение должно обязательно являться результатом осознанного выбора и потому людей следует крестить только во взрослом или подростковом возрасте, водные молокане практикуют также детокрещение.
  2. Деляков на момент знакомства с Ворониным так же, как и водные молокане, считал допустимым детокрещение, однако спустя годы пришёл к характерному для баптистов убеждению, что крестить следует только в сознательном возрасте[9].
  3. По воспоминаниям Воронина, крещение состоялось в вечернее время[8][10]. Позднее время, вероятно, было выбрано намеренно, чтобы скрыть факт крещения от молокан, благодаря чему Воронин, по собственным воспоминаниям, еще «с год» продолжал посещать молоканское общее собрание[8].
  4. По баптистской традиции крещение было совершено полным погружением в воду[12].
  5. Значимо, что крещение состоялось после нескольких часов знакомства (то есть влияние Кальвейта на формирование взглядов Воронина было минимальным), поскольку в дальнейшем фактом крещения Воронина от немца подкреплялся тезис о сильном немецком влиянии на формирование первых баптистских общин[14].
  6. Павлов некоторое время работал приказчиком у Воронина[17].
  7. Полное название — «Голос веры или собрание духовных песен и псалмов для пения, для употребления при общественном и домашнем богослужении христиан баптистского исповедания»[21]. В современности псалмы из «Голоса веры» входят в сборник «Песнь Возрождения».
  8. Несмотря на это, Воронин, как и многие ссыльные, испытывал острую нужду в материальных средствах. В письме проповеднику А. М. Мазаеву в 1889 году он писал: «совершенно не имею средств к жизни»[8].
  9. В самой книге «Южнорусский штундизм» на указанной Валькевичем странице (с.45) эта информация отсутствует.

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 6 Синичкин, 2018, с. 163.
  2. Иванов-Клышников, 1927, с. 14.
  3. 1 2 Основоположники, 1947, с. 38.
  4. 1 2 История, 1989, с. 521.
  5. Синичкин, 2018, с. 157, 164.
  6. 1 2 Синичкин, 2018, с. 160, 162.
  7. 1 2 3 4 Синичкин, 2018, с. 162.
  8. 1 2 3 4 5 Валькевич, 1900, Приложение №5, с. 27.
  9. 1 2 Савинский, 1999, с. 186.
  10. 1 2 Синичкин, 2018, с. 160.
  11. 1 2 3 4 5 Синичкин, 2018, с. 156.
  12. Синичкин, 2018, с. 152.
  13. Синичкин, 2018, с. 158—162.
  14. Синичкин, 2018, с. 161, 164.
  15. Синичкин, 2018, с. 163, 164.
  16. 1 2 3 Синичкин, 2018, с. 164.
  17. 1 2 3 Митрохин, 1997, с. 225.
  18. 1 2 Савинский, 1999, с. 133.
  19. Савинский, 1999, с. 135.
  20. Савинский, 1999, с. 185, 241.
  21. Воронин, 1882.
  22. 1 2 Клибанов, 1965, с. 190.
  23. 1 2 Савинский, 1999, с. 139.
  24. Дородницын, 1908, с. 627, 629.
  25. Дородницын, 1908, с. 645.
  26. Дородницын, 1908, с. 636.
  27. Дородницын, 1908, с. 653, 654.
  28. 1 2 Савинский, 1999, с. 186, 187.
  29. Савинский, 1999, с. 187.
  30. Митрохин, 1997, с. 244, 245.
  31. Савинский, 1999, с. 265.
  32. История, 1989, с. 75.
  33. Карев, 1967, с. 8—21.
  34. Рождественский, 1889.
  35. 1 2 3 Валькевич, 1900, с. 59.
  36. Klimenko, 1957.
  37. Синичкин, 2018, с. 156, 157.

Литература